Ущербность – новая категория в глубинной психологии

Ключевой точкой, с которой начинается научная деятельность, является категория. Категорийность представляет собой одно из комплексных явлений и понятий, встречаясь с которым, большинство ученых оказывается в полном неведении и растерянности.

Сегодня не существует надежного инструмента и методологии, которые позволяли бы работать с таким наивысшим уровнем научного познания и мышления, как категория. К сожалению, чаще всего получается так, что люди, занимающиеся той или иной научной деятельностью, даже не понимают ее основ, то есть ядра, не знают, ради чего и с чего начиналась эта научная дисциплина, что было целью изысканий, послуживших предтечей данных исследований, какими были самые главные категории и отправные точки, ввиду которых появился и сохранился в веках целый свод знаний, присущий именно этой дисциплине. Не понимая, ради чего и зачем организовывались такие исследования, рассчитывать на объективный исход работы в этом направлении не представляется возможным.

В данной статье речь пойдет о центральном предмете исследования психологии, который можно было бы сразу описать, но для начала это требует некоего пояснения. Ведь то, что сегодня происходит в современной психологии, философии и других науках, напоминает некую чехарду. Все в науке завязано на понятии «категория». Каждый великий ученый исследовал какую-то категорию, которая из философской превращалась в психологическую. Удивительно замечать, что большинство людей, занимающихся наукой, не знают, какую категорию они исследуют. Например, большинство фрейдистов не знает, какую категорию исследовал Зигмунд Фрейд. Они не знают даже предмета его исследования. Когда речь заходит о психологии, возникает вопрос: что является психикой? Зигмунд Фрейд называл психикой систему рефлексов. Именно так и зародилась психология Фрейда. Если говорить об аналитической психологии Карла Густава Юнга, то она и вовсе не укладывается в современную парадигму академической науки: Юнг исследовал инстинкты и сложные модели поведения, вплоть до необъяснимых. Липот Сонди исследовал побуждения, и его категория является уникальной, потому как она не соотносится ни с биологией, ни с физиологией. К сожалению, последователи и прочие создатели школ психологии не создали практически никаких новых категорий. В большинстве своем последующие школы психологии основываются на этих трех фундаментальных категориях, являясь либо неким сплавом, либо неким отклонением.

Итак, перед нами психология, которая отражает три понятия – «инстинкт», «рефлекс» и «побуждение». Рассмотрим, как создается наука. Например, говорят, что существует рефлекс. А что его толкает? Ведь рефлекс сам по себе существовать не может. Фрейд утверждает, что рефлекс толкает либидо. А что такое «либидо», мало кто знает, главное, что оно просто толкает рефлекс. С точки зрения юнгианской психологии, инстинкт толкают сценарии. У Липота Сонди все намного серьезнее: он говорит, что есть факторы и векторы побуждения, и доказывает это математическим способом – посредством созданного им теста Сонди. Конечно, можно было бы поспорить с Сонди, но его тест и прочие исследования показывают, что гипотеза Сонди о побуждениях абсолютно верна. Другие ученые, психологи попытались эту ограниченность удовлетворить и стали придумывать разные школы психологии, которые быстро появляются и еще быстрее исчезают.

Конечно же, люди образованные понимают, что есть правила игры, установленные в академической науке давным-давно, и, придерживаясь этих правил, необходимо обратиться к философии нового времени и рассмотреть эту философскую мысль с целью понять, где же здесь психология. Многие из таких великих философов, как Дэвид Юм, Иммануил Кант, Рене Декарт, Джон Локк и Бенедикт Спиноза, являются родоначальниками академической науки и выступают философами нового времени. В дальнейшем школы, созданные этими учеными, распространились по всему миру.

Можно собрать учения всех философов и посмотреть, что они говорили. К примеру, Юм считал, что человеческого «Я» не существует, это абстракция, которой нет, то есть люди сами себе не хозяева, они просто живут на базе модели авторитетов. Джон Локк говорил, что человек рождается чистым листом, на котором пишут все, кому не лень, начиная с его родителей и заканчивая работодателями, что впоследствии и формирует его как личность. Рене Декарт считал, что человек есть реальная связь бездушного и безжизненного телесного механизма с душой, обладающей мышлением и волей. Его последователем был Френсис Бэкон, ставший родоначальником экспериментов в науке. Благодаря именно его труду появилась экспериментальная психология. Это самые выдающиеся философы. Они прямо говорили человечеству, что оно несовершенно и человек неспособен постичь все, потому что, сколько ни постигай, всегда остается что-то неизведанное.

Другим величайшим философом был Бенедикт Спиноза, памятники которому установлены по всей Европе. Спиноза был интереснейшим человеком. Всю свою жизнь он посвятил шлифованию линз. Ему предлагали должности, деньги, все что угодно, но он всегда отказывался от этих благ и продолжал шлифовать линзы. Можете ли вы представить себе человека, который не хочет жить лучше, чем живет сейчас? Был даже случай, когда ему привезли чемодан денег, он оставил себе лишь 10%, а остальное вернул обратно.

Были и другие имена в истории, подобные Бенедикту Спинозе. «Генерал-метеор» Петр Степанович Котляревский является точной копией прототипа Спинозы. В возрасте 35 лет Котляревский стал генералом-лейтенантом и командовал подразделением спецназначения. После штурма Ленкорани, он был найден с тремя ранениями на поле боя среди убитых солдат. Вследствие ранений его лицо сдвинулось в сторону, правого глаза не было, челюсть была раздроблена, из уха торчали разбитые черепные кости, но он остался в живых и прожил еще много лет. Когда его нашли, подумали, что он уже мертв, а он произнес: «Я мертв, но я все слышу». Впоследствии Котляревский умер очень обеспеченным человеком, но без единого рубля в кошельке. Его даже не за что было похоронить, потому его похоронили в саду его же собственного дома – как и Бенедикта Спинозу, которого похоронили в братской могиле, и даже неизвестно место его захоронения. Очень похож на Спинозу и Котляревского российский математик, доказавший гипотезу Пуанкаре – Григорий Яковлевич Перельман. Он отказался от нобелевской премии в размере 1 млн. долларов и просто продолжает заниматься математикой. Главной характеристикой таких людей является то, что они не просто выдающиеся, а гипервыдающиеся ученые, сверхлюди и великие мыслители, которые живут и умирают бессребрениками. Среди всего населения Земли, пожалуй, не найдется и 1% таких людей.

Вторая категория людей – это прямая противоположность первой. Ее можно было бы рассмотреть на примере миниатюры Валентина Пикуля «Жизнь генерала-рыцаря» о Якове Ивановиче Кульневе. Данный персонаж обладал невероятной смелостью и погиб в противостоянии с французским войском, имея на вооружении одну пушку. При великом внутреннем нравственном законе Кульнев был абсолютно результативным и победоносным. Как видите, если бы мы продолжили линию Декарта и Канта, мы бы точно получили генерала Кульнева.

И третья категория, с которой мы имеем дело – это такие люди, как Дэвид Юм и Джон Локк, жизнь которых складывалась несколько иначе. Они были убогими, небогатыми и никому не нужными, но постепенно их умственные способности привели их на олимп, и они стали великими историческими личностями. Как говорится, «из грязи в князи».

Обратите внимание, что таких людей, как Кульнев, существует предположительно от 1 до 5%, таких как Юм и Локк – примерно 2-3%. Все три вида людей составят около 10% населения, которые можно было бы назвать достойными людьми. Возникает главный вопрос: кем же являются оставшиеся 90% людей? По сравнению с этими 10%, остальные 90% – это просто убожества. Это и есть люди, которых описала «великая философская пятерка».

Раз 90% людей ущербны по сравнению с 10%, то категория ущербности должна была появиться сразу и стать ключевым предметом в исследовании психологии. Иначе какой тогда смысл в психологии? Но, как ни танцевала история человечества, ученые не рассматривали и не желали изучать ущербность. Философы подошли к этому серьезно и разобрали все на запчасти, но далее почему-то никто даже внимания на это не обратил. Зато приступили к исследованиям рефлексов и инстинктов, пока на сцену не вышел Сонди, который доказал, что побуждения – это одна из важнейших психологических категорий. Но категорией, обобщающей все эти вещи, является ущербность, и она полностью описывает предмет исследования психологии. А если это центральный предмет исследования, то в таком случае он охватывает и рефлексы, и инстинкты, и побуждения, и даже то, чего мы еще не знаем в разрезе этой темы.

Обратите внимание, что центральной точкой фокуса внимания является то, как бессознательное сразу же отходит на задний план и перестает быть главенствующей категорией. Разумеется, никто не отрицает существование автоматического режима человеческой конструкции, но это всего лишь элемент целостной системы. Почему не учитываются такие режимы работы, как полуавтоматический и режим ручного управления? Все эти категории тоже имеют место быть, но как предмет исследования их даже не рассматривают, а пытаются внушать всему человечеству, что оно абсолютно бессознательно и должно находиться в состоянии бессознательности. Предмет исследования и парадигма внимания порождают психологию, которая не работает, поскольку не дает представления обо всей конструкции человека как такового, чего нельзя сказать о категории ущербности, которая очень подробно и полностью описывает человека.

Наверное, большинству людей хотелось бы быть такими, как Бенедикт Спиноза, Кульнев или Александр Васильевич Суворов, но по какой-то причине они такими не являются. Все хотят величия, славы, власти, богатства, но почему-то это все достается лишь малому числу людей.

Глядя на всех этих людей, можно заметить, что существуют 10%, которые лучше 90% и которые управляют этими 90%. Ведь убожество и ущербность всегда требуют заботы. Неспроста появилось выражение «мы в ответе за тех, кого приручили»: 90% людей хотят, чтобы их усыновили, потому что они ущербны.

Возможно, кто-то из читателей сейчас возмутится, читая эти строки, и будет утверждать, мол, они не ущербны, они не такие. Но дело в том, что все люди ущербны, даже эти 10%. Просто последние смогли что-то сделать с этой ущербностью, и потому стали великими, а все остальные не то, что не смогли, но даже не начинали. Многие об этом не задумываются и не утруждают себя задумываться о таких «мелочах». Как вы понимаете, такой ущербной биомассе нужен инструмент управления. Для этого необходимо на глазах у изумленной публики кого-то из ущербных сделать менее ущербным: был человек, такой же ущербный, как все, а теперь поднялся и стал не особо ущербным. Глядя на это, остальные бегут спрашивать, как бы им тоже стать неущербными.

Проблема в том, что ущербные люди не смогут стать неущербными самостоятельно. Требуется кто-то, кто сделает их неущербными. Именно отсюда и появляются такие бизнес-философы, как Джим Рон, Брайан Трейси, Том Шрайтер и др. У Джима Рона не было денег купить у маленькой девочки рождественское печенье, и поэтому ему пришлось соврать, что он уже купил печенье, после чего ему было так стыдно, что он пообещал себе стать богатым и через какое-то время им стал. Ренди Гейдж сначала был вынужден есть «Мивину», но потом стал очень богатым экспертом в саморазвитии. Можно заметить, что история всегда одна и та же: человек был убогим и несчастным, а стал богатым. Эта мифологема всем очень нравится и западет в душу, поэтому многие с завидной регулярностью посещают тренинги личностного роста, чтобы из убожества превратиться в богатого и достойного человека. Неприятность заключается в том, что на этих тренингах никто не говорит об ущербности и не объясняет, что с ней делать. Поэтому человек по-прежнему остается в числе этих 90%.

Существует некая группа лиц, которые более качественно и эффективно, чем другие, справляются с задачами и уровень благополучия которых выше, чем у остальных людей. Все отличие между этими людьми заключается в ущербности. Эти 10% в какой-то мере перестали быть ущербными, начав эксплуатировать свою ущербность. Остальные даже не знают, что они ущербны, и именно таким людям говорят «полюбите себя», «думайте позитивно» и т.д. Ущербность требует постоянной психотерапии. На видимом поведении это проявляется как некая устойчивая неэффективная модель поведения.

Рассмотренные нами модели впоследствии строят все, что существует в этом мире. Это некий конструктор, благодаря которому можно создать что угодно. Его можно ретрансформировать в бизнес-предприятие, фирму, проект, где есть разделение на начальников и подчиненных, но принципы ущербности остаются те же.

В результате мы получаем основной предмет исследования психологии, –ущербность человека, – требующий поэтапного, постепенного и фундаментального исследования. Для работы с ущербностью ее необходимо изобразить на доске, и, к сожалению, до сегодняшнего дня никто, кроме Олега Викторовича Мальцева, не смог этого сделать.

Ущербность – это машина, объединяющая в единую систему рефлексы, инстинкты, побуждения и всю психологию в целом. Можно было бы представить ее в виде пирамиды. У каждого человека эта пирамида своя не только по внутреннему содержанию, но и по конфигурации геометрии. Содержание, структура и свойства этой пирамиды у всех людей разные. Ущербность сама по себе обладает свойством гибкости, т.е. ее можно перестраивать и достраивать, и содержит в себе множество компонентов. Но прежде необходимо понять, как она устроена, чтобы можно было ее использовать или изменять, потому что пустоту (а для большинства людей ущербность – это пустота) изменить невозможно. Виктор Павлович Светлов говорил: «Что мы не можем нарисовать на доске, того не существует». Поэтому для человека его ущербности не существует. И только когда человек может выложить ущербность на доску, она для него начинает существовать. До этого момента она остается некоей пустотой, ведь ущербность – это очевидная вещь, а очевидные вещи не подлежат анализу. Люди ищут тайны, хотя мировые религии постоянно открыто говорят, что человек грешен и слаб. Они описывают ущербность, которую сама же церковь эксплуатирует в свою угоду, при этом по какой-то причине не рассказывая, что с ней делать.

Ключ к пониманию мира, устройства, достижений, ключ к величию состоит в ущербности. Если человек сможет осмыслить ущербность и воспользоваться ею, то он сможет добиться в жизни всего, что только возможно и даже невозможно. В противном случае ущербность так и останется его злым роком.

Источник: официальный сайт ученого Олега Викторовича Мальцева