Тень ордена францисканцев

Название довольно мистическое — и в этом состоит главное открытие следующей главы моей книги «55» под названием «Действующие лица». Об этом я бы и хотел сегодня поговорить. «Действующие лица» — это члены цифровых банд, но есть в истории те, кто приложил ум, сердце, интеллект и немалые усилия, что единожды созданные, эти криминальные парни, продолжали существовать и сегодня. Кто они и что значит «тень ордена францисканцев» — обо всём по порядку.

Итак, действующие лица исследуемой нами криминальной субкультуры ЮАР напрямую связаны с таким явлением, как моторное познание. Об этом я уже написал книгу, которая была переведена на английский язык, потому подробнее останавливаться на этом явлении в данной заметке не стану.

В этой главе мы впервые опишем некий собирательный образ члена банды «27-х» и рассмотрим, как взаимосвязаны «моторное познание» и «образ 27-го».

По факту, когда я только начал заниматься с Ллойдом де Джоном, экспертом в области южноафриканской криминальной работы ножом, он огромное внимание уделял не технике как таковой, а именно теории моторного познания. Дело в том, что работа клинком в африканской криминальной традиции стоит на моторном познании, как на фундаменте.

Как лучше всего себе представить действие моторного познания? Оно тождественно импровизации в джазе, а если говорить о психологии, то в этой дисциплине существует такое явление как артикулярное мышление, т.е. «мышление в говорении». Это всё оттенки моторного познания. Замечу, что лично не являюсь сторонником нейронной теории мозга, как м-р Ллойд; я сторонник доктрины памяти Г. С. Попова, его ученик и последователь, поэтому я категорически был против рассмотрения моторного познания с точки зрения нейронной теории мозга. В конце концов, оперируя материалами архива НИИ Памяти, я прочитал курс лекций о моторном познании, который впоследствии лег в основу одноименной книги, написанной на стыке нейрофизиологии, психофизиологии и нейропсихофизиологии.

В результате наших занятий с Ллойдом мы пришли к выводу, что африканский парень, как актёр, многогранен и буквально «состоит из несколько частей». Но в тот момент времени первичного исследования мы не смогли собрать все восемь составляющих этого «актёра», только показали принцип. Поэтому я решил далее поразмышлять на эту тему, чтобы «собрать» полностью 27-го, как законченную математическую систему. И мои изыскания увенчались успехом.

Итак, что мы имеем, говоря «член 27-й банды»? Вот что одновременно из себя представляет этот человек:

  1. Охотник
  2. Фокусник, виртуоз
  3. Религиозный фанатик, имеет глубокое отношение к религии и субкультуре
  4. Колдун
  5. Монах
  6. Военный статус, звание (офицер, солдат, рядовой, что угодно)
  7. Судья
  8. Врач
ЧЛЕН БАНДЫ 27-Х. ФОТО ИЗ АРХИВА ПОЛИЦЕЙСКОГО УЧАСТКА В КЕЙП ТАУНЕ

Впрочем, психологический портрет и образ 27-го – это не главенствующая тема книги «55». Всё-таки, это книга о ноже, а именно об убийстве ножом.

Знаете, вспомнился мне один случай, как члены некоей банды должны были убить человека в тюрьме. И прежде, чем это сделать, они пригласили «жертву» поиграть в баскетбол. Поиграв в баскетбол, словно в обыкновенный будничный день, они и убили «жертву». Когда банду спросили, почему они это сделали после игры в баскетбол, те ответили: «…так кровь быстрее вытекает, ведь сердце работает чаще (бьётся учащённо) после игры».

Представляете, какие они продуманные? Хоть и необразованные, глупые, читать и писать не умеют, но, когда касается убийства, в этом деле они профессионалы и точно знают, как именно нужно убить человека, чтобы он точно не остался в живых; на 100% знают, какое подручное средство в тюрьме использовать. Или вот такой пример: кто бы мог додуматься убить человека ножом, а потом помочиться на орудие убийства, чтобы смыть кровь и не оставить ни одного отпечатка пальца?

Таким образом, сказать, что «члены цифровых банд — полные дураки» – невозможно: они постоянно таковыми прикидываются, но на самом деле — это очень серьезная организация, где притворяться — нормальное состояние.

Я также хотел бы обратить ваше внимание на книгу моего коллеги Дона Пиннока «Гэнг таун», в ней есть очень яркая глава, которая называется «Мы и они». В этой главе г-н Пиннок пишет о том, кто такой член банды. И любой член банды говорит: «Это мы, а все остальные – это они». Вот такая философия: строгая очерченность. Есть только два мира, и точка. Эти люди живут в собственном мире, по сути своей это ещё и отдельный мир, и особое мировосприятие. Да, член цифр воспринимает мир не так, как обыкновенный человек, а сквозь призму субкультуры цифр. И когда касается 27-х – это особая призма.

Обратите, пожалуйста, внимание, что в вышеописанной восьмерке собирательного образа мы не указали палача, потому как палач — это некое промежуточное представление о 27-м: он все таки рыцарь и считает себя крайне благородным человеком. Рыцарство к палачам относилось крайне презрительно, более того, эти люди не устраивают поединков. И не потому, что они не могут победить, а потому, что настолько виртуозны, что не считают необходимым дать возможность противнику создать поединок. Они убивают так, что им невозможно противостоять, и это высший уровень мастерства. И, конечно же, я не могу не вспомнить про знаменитого Франческо Виллардита, создателя ндрангеты, у которого концепция поединка именно такая, что нужно просто убить. Не нужно ни с кем фехтовать. Поэтому все победы достигаются в один выпад.

ФРАНЧЕСКО ВИЛЛАРДИТА

Шло время, Ллойд продолжал меня учить; в частности, он неоднократно говорил о том, что вся южноафриканская техника построена на обмане. Все гангстеры Кейп Тауна — обманщики в той или иной степени. 26-е обманывают, чтобы завладеть имуществом, 27-е — чтобы убить, а 28-е — чтобы получить удовольствие. Обман у них в крови. Это сродни некоей исламской доктрине о том, что все неверные должны быть обманутыми. Обмануть неверного — это не значит совершить грех.
«Это путь на небо» (как в фильме «Царствие небесное»).
Это явление определённо напоминает ндрангету: у членов ндрангеты – свой рай, свой мир, собственная вера и философия. Но, казалось бы, как могут быть связаны южно-итальянская ндрангета и африканские цифровые банды?

Думаю, стоит напомнить, что именно Ф. Виллардита, воевавший именно на юге Африки, как раз входил в состав африканской части ордена Иисуса Христа.

Ндрангета и Калабрия весьма связаны с югом Африки, и в качестве справки достаточно процитировать слова первого и последнего короля Италии Виктора Эммануила, который говорил, что «…южан нужно погрузить на корабли, закатать в бочку со смолой, поджечь и на этих кораблях отправить в Африку». Соответственно, королю было ведомо о связи Африки и юга Италии.

Однако же замечу, что ндрангета не устранена так, как устроена числовая банда. Мы не можем сказать, что «цифра» и «ндрангета» — тождественные прототипы. Если мы рассмотрим палермскую мафию и попытаемся сравнить ее с цифровыми бандами — нас также постигнет разочарование. Это не тождественные прототипы.

Даже, если мы рассмотрим каморру, то при ее схожести с цифровыми бандами, всё равно есть кардинальные отличия. Например, цифровых банд только три, они построены по строгой иерархии. А каморра построена иначе. (Я каморру сейчас изучаю, и безусловно мог бы сказать, что она и цифровые банды — побратимы, но и не являются тождественными прототипами).

Мой поиск, весьма длительный, к слову, завершился сравнительно недавно. Я рассуждал так: если ни одна банда на юге Италии не подходит как прототип, ни испанская, ни русская, так что же это такое?

Разгадка оказалась проста, и она лежит в философии средних веков. Если вы прочитаете европейские философские трактаты средних веков, буквально ужаснетесь. Дело в том, что подавляющее большинство трактатов написано…. орденом францисканцев. И существует всегда очень маленькая, но важная ремарка: при чтении обращайте внимание на статус автора – того, КТО написал трактат.  Полагаю, никому в голову не может прийти, что орден францисканцев в принципе построен военными статусами. И когда замечаешь, что трактат, например, подписан генералом ордена францисканцев, возникает настоящий инсайт! Цифровые банды — это орден францисканцев на юге Африки!

ЧТО Ж, ПРОВЕРИМ, ТАК ЛИ ЭТО?

Первая ветвь ордена францисканцев – капуцины (в ЮАР — это 26-е, которые занимаются добыванием еды. Капуцины также занимаются добыванием еды на стол).

Второй уровень ордена францисканцев — Беати Паоли – им соответствует банда 27-х. Это справедливые люди, рыцари, восстанавливающие справедливость исключительно ножом. Явление идентичное.

Третий уровень — святые и женская линия Терезы францисканской – им соответствуют 28-я золотая и серебряная линия 28-х.

Вот круг и замкнулся. Итак, цифровые банды – это точная копия ордена францисканцев в южной Африке, оставшегося на оккупированной территории, объявленные государственными преступниками и сражающиеся по сей день против законной действующей власти. Такой орден, стоило произойти смене власти, быстро превратился в цифровые банды – в оппозицию вновь прибывшим завоевателям.

Однако сегодня, как говорится, машина запущена, и уже никто не вспоминает ни о каком ордене францисканцев. Все знают о трех организациях, объединенных субкультурой и традицией. Африканские криминальные банды имеют такие же звания, как у монахов ордена францисканцев, исповедуют внутренний кодекс францисканцев. Этот внутренний кодекс — и есть настоящая тайна цифр, неписанная книга, которую они передают из уст в уста. Более того, и оружием члены цифровых банд сегодня владеют также, как и их создатели, францисканцы! Они бьют палками публично, а ножами орудуют тайно, ведь «монаху в руки клинок брать нельзя!»

Так мы и познакомились с главным открытием, которое состоит в следующем: цифровые банды – это тень ордена францисканцев!

Искренне Ваш,
Доктор Олег Мальцев

Источник: официальный сайт ученого Олега Викторовича Мальцева